Всё

Имена, пароли, явки: как у кофеен появляются названия

Как рождается имя? Будет ли оно лаконичное или развернутое, яркое и запоминающее или глубокое, очень личное. Процесс появления названия у заведения общественного питания – ресторана, бара или маленькой кофейни – не менее сложен, чем создание имени бренда. По сути, кофейня – это тот же бренд, лицо закупщика, бариста или обжарщика, вставшего у руля собственного проекта, порой рискнувшего всем ради желания предложить посетителю свое видение качественного зерна от семечки до чашки.

Имя должно звучать, должно интриговать и быть не менее вкусным, чем кофе, которой вы закажете в этом заведении. Soyuz Coffee Roasting побеседовал с директорами, владельцами и создателями российских кофеен, и они рассказали нам истории появления названий их кофейных детищ.

Анна Цфасман, генеральный директор сети кофеен «Даблби» 

Было непросто придумать название, вариантов, как обычно, было более пятидесяти, один другого банальнее, а хотелось, чтоб с характером. В качестве рабочего решили назваться «Бабушка Бэтмен», так дети прозвали мою маму за способность появляться в нужном месте, как только они задумали какую-нибудь глупость. И, как это часто бывает, рабочее название прижилось, и нас стали называть «бабками».

 

В планах было активное развитие и построение сети кофейно-чайных магазинов, поэтому стало принципиальным возможность зарегистрировать бренд, и слово «Бэтмен» в названии делало его уязвимым. Наш арт-директор предложил сократить название до ББ, т.е. Даблби. Так мы и живем. Из плюсов – название легко читается и произносится на большинстве иностранных языков. 

Артем Темиров, соучредитель кофейни «Кооператив Черный»

Несмотря на то, что кооператив – сегодня часть названия, кооператив – это наша форма устройства. Все люди, работающие в кооперативе, являются его совладельцами.

 

Название «Чёрный» пришло в голову всем нам. Нас тогда было 5 человек. Мы две недели почти каждый день встречались, чтобы разработать naming. Мы начитались разных методик и долго-долго этим занимались. Сперва у нас были три других варианта. Мы отправили их большому списку друзей, чтобы собрать фидбэк. После этого поняли, что все три варианта не подходят. Решили на несколько дней сделать перерыв и начать все по новой. И вот после перерыва на одном из первых мозговых штурмов, это название возникло в воздухе. То есть, его буквально озвучили почти все одновременно и сразу в него влюбились.

Александр Виноградов, совладелец кафе Luigi

Luigi Cafe названо в честь деда одного из основателей нашей кофейни. Luigi Ceresi всю свою жизнь посвятил кухне, готовя в собственном кафе. К нашей работе мы подходим с той же любовью, усердием и желанием делать только самое лучшее.

  

Станислав Боков, генеральный директор кофейни «Coffee 3»

Логотипом проекта является изображение королевского дятла, закрепленное  ассоциативным рядом третьего уровня:

I уровень – «Coffee 3» завязывается на ассоциативном созвучии с «Coffee Tree» (кофейное дерево), что отображается в использовании при отделке помещений большого количества элементов из дерева.

 

II уровень – использование визуального образа дятла на подсознательном уровне также приводит к ассоциированию с деревом.

III уровень – число «3», используемое в названии, является испокон веков близким, на духовном уровне, символом для русского человека (тройка лошадей, святая троица), что позволяет закрепить образ в сознании с положительным эмоциональным оттенком. 

Кофейня «Caffe del Parco»

Наше название Caffe del Parco означает на итальянском «Кофейня в парке».  Название появилось из-за того, что изначально Caffe del Parco было в парке искусств «Музеон», это потом сеть разрослась, и теперь у нас 4 кофейни (2 в парке, одна на Красном Октябре, и еще одна на Комсомольском проспекте). Дизайн и концепцию нам придумали итальянцы, и из чашечки растет кофейное дерево.

 

Кофейня «LES»

LES - это латинское написание русского слова ЛЕС. Наша концепция еще до открытия подразумевала использование дерева в интерьере, экологичность, здоровый образ жизни, свежесть леса – это то, чем мы вдохновлялись, называя наш проект LES.

  

Сергей Чумин, совладелец кофейни «Good Enough»

История названия Good Enough делится на две части, каждая из которых и самодостаточна, и дополняет другую. Итак, есть книжка Тонино Бенаквиста (и кино по ней снятое) – «Malavita». Там есть небольшой отрывок с чудесной русско-английской игрой слов: «You wouldn't like it, Don Mimino, they're showing Boris Godunov; it's by a Russian». «Boris Godunov? If it’s good enough for you, it’s good enough for me». И сразу все сошлось. Во-первых, с Настей Годуновой – самым хорошим кофейным партнером на свете. Во-вторых – с нашим подходом к работе.

 

Мы не можем утверждать, что то, что мы делаем – лучшее. Но на наш взгляд, то, что мы делаем – мы делаем достаточно хорошо. А зная нашу избыточную требовательность к себе – это точно окажется хорошим для наших гостей, многие из которых уже стали нашими хорошими друзьями. Лучшее – это повод остановиться в развитии, в поиске. Хорошее – постоянный повод развиваться, находить новое, делиться этим с гостями. За прошедший год у нас не раз был повод убедиться, что обе истории нашли отклик у наших гостей. Мы – хорошие. Достаточно хорошие для нас. И достаточно хорошие для наших гостей. 

Виктор  Кузнецов, сооснователь кофейни «Buna Coffee»

Буна на многих восточноафриканских языках – это кофе, гостеприимство, кофейная церемония, семья. Кофе-кофе, получается. Это наше провозглашение высочайшей ценности зерен, напитка, явления и все что за им стоит – трудолюбия, упорства, красоты, душевной открытости, истории, жизни.

 

Николай Данюшкин, сооснователь кофейни «Impress»

Впервые как Impress мы открылись в формате pop-up кофейни на летний «Ресторанный день» в прошлом, 2014 году. Этому событию предшествовали долгие обсуждения формата, меню и, конечно, названия нашего проекта. И когда мы в очередной раз устраивали мозговой штурм сидя в кофейне, в которой когда-то работали, я предложил «Impress», вариант, который сам по себе появился в голове. Он сразу понравился и моему коллеге Андрею, и мне самому.

 

«Impress» – переводится как «впечатление» или «производить впечатление». Что, в принципе, хорошо нас характеризует, мы действительно делаем все, что бы наш кофе был впечатляющим. Но также, если его разбить, получается «I'm press», такая вот игра слов, которая отсылает к одному из наших любимых альтернативных методов заваривания – аэропрессу. Наше название не только простое и лаконичное, но также может немало рассказать о нас, о нашем подходе к качеству зерна и приготовлению кофе, а также о любви к альтернативным методам заваривания в целом.

Станислав Смирнов, сооснователь кофейни «Setter's»

Название не появилось из ниоткуда и само по себе. Придумать название - задача, и есть способы ее решения. В данном случае нужна была легенда, вымышленная или реальная. Как обычно это бывает, все перед твоим носом, только надо раскрыть глаза и посмотреть. У меня есть пес - Рэм, порода - ирландский сеттер. Setter's - у сеттера, вот тебе и название, и легенда, и будущие инфоповоды и сопровождение, и лицо компании. Все сошлось быстро и красиво, родным и друзьям озвучивал: кто-то как всегда выражал скептицизм, кто-то задумчиво нахмуривал брови и произносил «звучно», или «интересно».

  

Совершенно не хотелось ничего мешать со словом кофе - на мой взгляд, это обезличено, а коль скоро мы на гребне третей волны кофе, где индивидуальность ценится, то и название должно быть «личное», с лицом.

Максим Плющик, бариста кофейни ЭНДИ Кофе 

С нашим названием все достаточно просто! Название кофейни ЭНДИ КОФЕ не имеет никакого отношения ни к одной из известных персон по имени Энди: ни к Энди Уорхалу, ни к Энди Грамеру ни к актеру Энди Гарсия. ЭНДИ – ничто иное как акроним, составленный из первых букв имён двух подруг-совладелиц Натальи Малевой и Дины Густяхиной. Наташа и Дина провели сумасшедшую работу и полностью, без остатка, вложили себя в нашу кофейню.

 

Фото взяты с ресурсов кофеен